Смерть – не искупление, но прерывание пути разрушителя жизни.

Многие люди, когда говорят о маньяках и их смертях, склонны воспринимать события такого рода, как некое искупление, наконец-то, наступившее, случившееся в жизни того или иного злодея. Однако, это в корне не верно. Просто потому, что никакого улучшения процесса жизни, обращения вспять причиненного ей ущерба ни в одном из таких случаев не происходит. То есть, от того, что некий, например, серийный убийца всё-таки умер, его жертвы не воскреснут. А это однозначно указывает на отсутствие искупительной полезности данного события.

Ценность смерти маньяка состоит только в прерывании списка его или её злодеяний.

Другое дело, что список испорченных и уничтоженных поддонком жизней оказывается завершенным. И это важно. Как и важно понимать, что это единственная общественная полезность любого такого события. Другой никогда не было и не будет. Так, что мысли на счет того, что вот мол, злодея настигла искупительная смерть – это не более, чем признак, в лучшем случае: наивности, а в худшем: нерационального и чрезвычайно агрессивного мышления. Это говорит о том, что любой рассуждающий таким образом человек, обладает в очень значительной степени оторванной от реальности системой мировоззрения.

Кроме того, за любыми подобными высказываниями скрыт совершенно определенный садизм. То есть, склонность людей получать удовольствие от мучений живых существ. И если они не просто поддаются такого рода эмоциональным порывам, а возводят их в ранг якобы рациональных, общественно-необходимых деяний, то это говорит о желании насаждения самого настоящего культа издевательств. Ведь, речь не идет об умерщвлении, как о просто прерывании жизненного пути индивидуума, погрязшего в разрушающих жизнь действиях, а о том, что это должно стать неким искуплением его негативных проявлений. Естественно, практически это никак невозможно. Соответственно, можно вполне определенно утверждать, что в данном случае, всё сводится к предвкушению неких мучений того или иного негодяя, смерти которого желает определенная часть общества. То есть, имеется ввиду смертельное воздействие, осуществление которого, призвано возбудить нездоровую, садистскую радость в сознаниях тех, кто этого желает. И какое же это удовольствие, если маньяк не будет, при этом, испытывать мучений? Конечно же, никакое!

Удовольствие от мучений подонков – это верный путь стать одним из них.

Как и конечно же, такого рода и стремления, и их практическая реализация есть ни что иное, как самый настоящий культ садизма и последующей за ним общественной деградации. Ведь, подобное выращивает подобное. То есть, совершенно неважно, что вы обосновываете удовольствие, испытываемое вами от чьих-то мучений, некими благими мотивами – это действительно неважно, причем, вообще, никак. Зато сам факт наличия подобных желаний, причем, не тех, которые иногда вспыхивают внутри вас, после чего вы их культурно и осмысленно усмиряете, как нерациональные и заведомо разрушительные, а признанных и культивируемых стремлений такого рода, толкающих вас получать всё более и более сильное наслаждение от мучений кого бы то ни было, есть ни что иное, как непосредственное подтверждение самой настоящей и совершенно недвусмысленной вашей личностной деградации.

К этому следует добавить то, что все оправдания любых таких действий можно считать правильными лишь относительно. Более того, ведомые столь низменными, примитивными и откровенно агрессивными способами получения эмоциональной радости, вы всенепременно будете желать постоянного увеличения получаемого наслаждения. А значит, это только вопрос времени, когда вы, образно говоря, переступите черту и сами станете самым настоящим злодеем, поддонком, садистом и маньяком. Всего-навсего, вопрос времени, которого, кстати, может потребоваться совсем немного. И по его истечении, вас уже не будут волновать вопросы совершения насильственных действий…, совсем не будут.

You may also like...