Смерть злодея, как закономерный финал его жизни.

Будучи всерьез уверенными в том, что смерть злодея является закономерным финалом его жизни, многие люди, увлеченные этой идеей, остаются в стороне он понимания некоторых очень важных и существенных вещей. Что, в итоге, зачастую приводит к неадекватности их и помыслов, и действий, которые нередко становятся причиной ухудшения условий жизни, как их личных, так и в целом общественных.

Важность использования правильных критериев оценки.

Дело в том, что столь любимая народными массами теория о необходимости наказания в ответ на совершение того или иного преступления, сама по себе абсурдна и крайне вредна. Ведь, в ней отсутствует ключевой критерий оценки, то есть, описание истинного, правильного алгоритма действий, некоего эффективного порядка организации общественной жизни, реализация которого в значительной степени отвечает интересам социума по причине того, что он реально и, как правило, всегда многофакторно способен улучшать его бытность.

Проще говоря, если нет критерия оценки, то и нет ни правых, ни виноватых. При этом, идея о том, что человек – это некое неприкасаемое существо, которое обижать нельзя, является, мягко говоря, односторонне примитивной, а реально и предметно выражаясь – просто глупой и очень опасной. Хотя бы потому, что люди, как раз и являются сами для себя основным источником своих же проблем. Причем, иногда не просто проблем, а и самых настоящих трагедий и катастроф. В общем, практика жизни такова, что в ней нельзя придерживаться стремлений из серии «не убий», однако, и следовать постулату «око за око» тоже недопустимо. Более того, сама попытка сделать выбор между тем или иным способом действий, лишенная практической, эффективной и перспективной мотивации, крайне опасна и всегда ведет к совершению очень серьезных ошибок.

Кстати, это удел всех внеконтекстных рассуждений, а также выводов, сделанных на их основе, которые в итоге становятся алгоритмом тех или иных поступков. Ведь, как понять, кто злодей, а кто нет, если те не понимаешь, не видишь общей картины всего происходящего, частью которого являются анализируемые тобой действующие лица, а вместе с ними и их деяния? И кто ты, если судишь о них, не придерживаясь, при этом, продуманного алгоритма улучшения жизни, практической реализации которого они могут помочь или помешать? Каково твоё место в этой самой жизни? Имеешь ли ты, вообще, право судить о чем-то и ком-то, если не стремишься осмысленно и выверено делать жизненный процесс всё лучше и лучше? Как ты можешь, при таких раскладах, всерьез кого-то поддерживать или, наоборот, противодействовать ему или ей? На основании чего? А на основании чего ты сам себя идентифицировал, как человека, заодно приписав себе множество прав и свобод?

Судит не судья, а контекст общественной жизни.

То есть, можно бесконечно долго рассуждать о высоких материях, о морали, о том, как важно построить общество без насилия, без преступлений, а значит, и без наказаний… Однако, фишка в том, что любой практический шаг, абсолютно любого человека может быть одними людьми воспринят, как правильный, при этом, кто-то обязательно захочет высказаться о недопустимости таких действий, и неважно, что выглядят они невинно и безобидно. И как в таких реалиях жизни можно рассуждать о теме нашей статьи, о смерти злодея? Разве что только, анализируя конкретное поведение конкретно взятого действующего лица, причем, в, опять-таки, сугубо конкретных условиях его жизни. Только с этой точки зрения можно достаточно точно классифицировать, что это было, насколько проявления изучаемого индивидуума улучшили или, наоборот, ухудшили жизнь социума, частью которого он являлся, как и насколько сам он был его естественным порождением.

You may also like...